"Двойное вменение" по Федеральному закону № 91-ФЗ от 05.05.2014г.


Кондратюк Диана Лукинична, 
к.ю.н., доцент кафедры гражданского права и процесса Института экономики и права (филиала) ОУП ВО «Академия труда и социальных отношений»,
Саглаева Наталья Александровна, 
старший преподаватель Института экономики и права (филиала) ОУП ВО «Академия труда и социальных отношений»,
Сергеев Виктор Александрович, 
адвокат, вице - президент Адвокатской Палаты 
г. Севастополя

 

К ПРОБЛЕМЕ ДВОЙНОГО ВМЕНЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИЯХ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ И ГОРОДА ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ СЕВАСТОПОЛЯ 
В УСЛОВИЯХ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИМЕНИМОГО УГОЛОВНОГО И УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

 

Аннотация.
В статье исследовано содержание норм Федерального закона Российской Федерации от 5 мая 2014 г. № 91 - ФЗ «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя» на предмет их соответствия конституционному принципу недопустимости двойного вменения; классифицированы урегулированные в законе процессуальные ситуации с целью устранения пробелов в правовом регулировании уголовного судопроизводства на территориях новых субъектов Российской Федерации.
Новизна: определен критерий для классификации процессуальных ситуаций, урегулированных в Федеральном законе от 5 мая 2014 г. № 91 - ФЗ, - стадия уголовного судопроизводства по уголовным делам, находившимся в производстве органов предварительного расследования и судов, действующих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов; выделены четыре вида процессуальных ситуаций, урегулированных Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 91 - ФЗ; выявлены проблемы применения норм, регулирующих каждый вид процессуальных ситуаций; внесены предложения по предотвращению двойного вменения, связанные с применением категории фактического состава преступления.
Ключевые слова: non bis in idem, принцип недопустимости двойного вменения, фактический состав преступления, Республика Крым, город федерального значения Севастополь, Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 91 - ФЗ.
Kondratuk Diana Lukinichna, Saglayeva Natalya Alexandrovna, Sergeev Victor Alexandrovich

 

 

THE PROBLEM DUAL CRIMINALITY IN THE REPUBLIC OF CRIMEA AND THE CITY OF FEDERAL SIGNIFICANCE SEVASTOPOL
CHANGES IN THE APPLICABLE CRIMINAL AND CRIMINAL - PROCEDURAL LEGISLATION

 

 

Annotation. In the article the content of the norms of the Federal Law of the Russian Federation dated May 5, 2014 № 91 - FL «On the application of the provisions of the Criminal Code and the Criminal - Procedure Code of the Russian Federation in the Republic of Crimea and the city of federal significance Sevastopol» for compliance with the constitutional principle inadmissibility of dual qualification; classified as regulated by law procedural situation, in order to eliminate gaps in the legal regulation of criminal proceedings in the territories of new subjects of the Russian Federation.
Novelty: it defines the criteria for the classification of procedural situations, regulated by the Federal Law of May 5, 2014 № 91 - FL, - the stage of the criminal proceedings in criminal cases, which were in production of the preliminary investigation and courts operating on the territory of Republic of Crimea and the city of federal significance Sevastopol on the date adoption the Republic of Crimea and the city of federal significance Sevastopol to the Russian Federation and creation in the Russian Federation new subjects; highlighted four types of procedural situations, regulated by the Federal Law of May 5, 2014 № 91 - FL; highlighted problems of application of the rules regulating each type of procedural situations; made propositions on prevention of dual qualification related with the category of the actual composition of the crime.
Keywords: non bis in idem, the principle of the inadmissibility of dual qualification, the actual composition of the crime, the Republic of Crimea, the city of federal significance Sevastopol, the Federal Law of May 5, 2014 № 91 - FL.

 

 

 

Функция участников любого судопроизводства не ограничивается единственно отправлением правосудия. Представляется, что в условиях неоднозначного толкования норм права, пробельности и неясности законодательства участники также несут не менее важную миссию формирования практики применения законодательства, а также направлений правотворчества.
После принятия Крыма и г. Севастополя в состав Российской Федерации и образовании в ее составе новых субъектов одной из важнейших задач государства является обеспечение на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя единообразия применения правовых норм в соответствии с российским законодательством и устоявшейся судебной практикой. 
В целях урегулирования на территориях новых субъектов Российской Федерации вопросов судопроизводства по уголовным делам и определения применимого объективного уголовного и уголовно - процессуального права, был принят Федеральный закон Российской Федерации от 5 мая 2014 г. № 91 - ФЗ «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя» (далее - Федеральный закон № 91 - ФЗ) [1]. 
Оценивая в целом принципиальные положения указанного Федерального закона об урегулировании вопросов уголовного судопроизводства в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе, следует отметить, что отдельные положения Федерального закона № 91 - ФЗ содержат ряд пробелов и неясностей, а, главное, противоречат Конституции и Уголовному кодексу Российской Федерации. Речь идет, прежде всего, о несоответствии положений Федерального закона № 91 - ФЗ конституционному принципу недопустимости двойного вменения, закрепленному в ч. 1 ст. 50 Конституции [2] и ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации [3]. Хотя было бы естественным предположить, что одной из задач принятого Федерального закона должно было стать предотвращение в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе двойной квалификации деяний и, как следствие, упреждение хаоса и нарушений в уголовно - правовой сфере.
Практика применения правоохранительными органами и судами Федерального закона № 91 - ФЗ, обусловленная его недостатками, складывается вопреки конституционному принципу Российской Федерации non bis in idem. Важность правильного единообразного применения на территориях новых субъектов Российской Федерации норм уголовного и уголовно - процессуального законодательства Российской Федерации и, соответственно, масштаб вреда, наносимого его неправильным применением отдельному человеку и обществу в целом, свидетельствуют о значительной актуальности и практическом значении настоящей статьи. Ее обоснование и выводы могут быть использованы защитниками при обжаловании постановлений о возбуждении уголовных дел. 
Согласно ст. 1 Федерального закона № 91 - ФЗ уголовное судопроизводство на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя осуществляется по правилам, установленным уголовно - процессуальным законодательством Российской Федерации, с учетом положений Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 года № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» и настоящего Федерального закона.
В соответствии с п. 20 ст. 9 Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 года № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» расследование уголовных дел, находящихся в производстве органов предварительного расследования, действующих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов, осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Уголовные дела передаются для рассмотрения в суды при условии, что предъявленное обвинение поддержано прокурором территориального органа прокуратуры Российской Федерации от имени Российской Федерации [4].
Федеральный закон № 91 - ФЗ содержит процессуальное руководство по определению судьбы массива «украинских» уголовных дел, в основу разграничения которых и упрощения процессуальной «сортировки» был положен критерий стадии уголовного судопроизводства по уголовным делам, находившимся в производстве органов предварительного расследования и судов, действующих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов.
В зависимости от вышеуказанного в Федеральном законе № 91 - ФЗ критерия можно выделить четыре вида процессуальных ситуаций:
Ситуация І (ст. 3 Федерального закона № 91 - ФЗ): если по состоянию на 18 марта 2014 г. досудебное расследование по материалам не завершено (независимо от гражданства подозреваемого). Для этого случая установлена следующая очередность процессуальных действий:
1. Материалы передаются прокурору для определения вида уголовного преследования и подследственности в соответствии с Уголовно - процессуальным кодексом Российской Федерации [5].
2. По результатам рассмотрения указанных материалов прокурор осуществляет одно из действий: 
а) в соответствии с п. 12 ч. 2 ст. 37 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации выносит мотивированное постановление, которое вместе с полученными материалами направляет в соответствующий орган предварительного следствия или орган дознания для принятия решения, предусмотренного Уголовно - процессуальным кодексом Российской Федерации;
б) материалы об уголовном правонарушении частного обвинения в соответствии с ч. 4 ст. 20 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации направляет руководителю следственного органа, следователю, дознавателю для принятия решения в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.
Представляется, что под формулировкой законодателя «для принятия решения в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации» следует понимать решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении и перечисленные в ст. 145 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации, а именно: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения - в суд. Указанные решения облекаются в процессуальную форму, установленную в п. 25 ст. 5 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. 
Очевидно, что при урегулировании Федеральным законом № 91 - ФЗ судьбы уголовных дел, пребывающих по состоянию на 18 марта 2014 г. на стадии досудебного рассмотрения, в отдельных нормах закона был заложен механизм не просто возможности, а автоматического двойного вменения одному и тому же лицу вменяемого ему ранее деяния. 
Согласно ч. 1 ст. 214 Уголовного процессуального кодекса Украины следователь, прокурор безотлагательно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного преступления, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование. Согласно ч. 2 указанной нормы досудебное расследование начинается с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований [6].
Таким образом, досудебное расследование в Украине со дня вступления в силу Уголовного процессуального кодекса Украины от 13.04.2012 г. автоматически осуществлялось с момента внесения сведений о совершенном уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований Украины. Возбуждение уголовного производства в Украине и возбуждение уголовного дела в России как уголовно - процессуальные категории тождественны между собой тем, что каждая из них является юридическим фактом, влекущим возникновение аналогичных правовых последствий, а именно влекущим начало досудебного расследования со всеми вытекающими иными правовыми последствиями. 
В силу вышеизложенного возбуждение уголовного производства в Украине и возбуждение уголовного дела в Российской Федерации являются аналогичными уголовно - правовыми категориями, т.е. одинаковыми по своей юридической сущности.
Ситуация ІІ (ч. 1 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ): если до 18 марта 2014 г. не назначено судебное разбирательство по материалам уголовного производства. По - видимому, это означает, что уголовное дело, возбужденное до 18 марта 2014 г., прошло стадию досудебного расследования, было передано в суд, но судебное рассмотрение по нему не было начато.
В этом случае согласно ч. 1 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ материалы уголовного производства возвращаются судом прокурору.
Представляется, что данная норма не только не содержит предписаний по поводу дальнейшей судьбы указанных дел, но также препятствует работе правоохранительных органов. Более того, указанная неопределенность порождает также возможность злоупотреблений в части сроков (затягивание сроков при решении задач уголовного судопроизводства) и, кроме того, в части двойного вменения. 
Обозначенную проблему не решает и Федеральный конституционный закон от 21 марта 2014 года № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя». Пунктом 20 статьи 9 указанного закона установлено, что уголовные дела передаются для рассмотрения в суды при условии, что предъявленное обвинение поддержано прокурором территориального органа прокуратуры Российской Федерации от имени Российской Федерации. Однако указанный закон не определяет дальнейшей судьбы уголовных дел, обвинение по которым не поддержано прокурором.
Ситуация ІІІ (ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 91 - ФЗ): если судебное разбирательство по уголовному делу (в суде первой или апелляционной инстанции) начато до 18 марта 2014 г. 
Данный случай содержит два варианта:
Вариант 1. Отсутствуют основания для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. По ходатайству прокурора деяния подсудимого подлежат переквалификации судом в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации, не ухудшающей положения подсудимого. При этом наказание назначается с учетом требований ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Вариант 2. Имеются основания для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации. Отсутствие конкретных указаний о дальнейшей судьбе такого уголовного дела также порождает проблемы практического характера, поскольку лишает прокуратуру и следствие руководства в части дальнейшего производства по уголовному делу и создает предпосылки к злоупотреблениям. 
Представляется, что в любом из двух указанных вариантов ситуации III по смыслу ч. 2 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ уголовные дела, судебное разбирательство по которым начато до 18 марта 2014 г., являются действующими, и в отношении производства по ним должны применяться нормы Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации; иного Федеральный закон № 91 - ФЗ не устанавливает.
Следует отметить, что ч. 2 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ отнюдь не противоречит принципу недопустимости двойного вменения, закрепленному в ч. 1 ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации, однако в практике применения правоохранительными органами указанной нормы ее содержание искажается.
Ситуация IV (ч. 1 ст. 8 Федерального закона № 91 - ФЗ): если имеется вступившее в законную силу судебное решение, принятое на территориях Республики Крым и города Севастополя до 18 марта 2014 года. Это решение имеет ту же юридическую силу (в том числе для целей исполнения уголовного наказания), что и судебные решения, принятые на территории Российской Федерации.
В рамках настоящей статьи представляется целесообразным рассмотреть подробнее проблемы двойного вменения по категории дел, указанных в ч. 2 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ. Факты неправильного применения правоохранительными органами и отдельными судьями Республики Крым и города федерального значения Севастополя ч. 2 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ, приобретают, определенно, характер тенденции. 
Указанное нарушение выражается в том, что компетентные органы после 18 марта 2014 г. возбуждают уголовные дела наряду с существованием непрекращенных, аналогичных по содержанию уголовных дел, которые были возбуждены ранее и судебные разбирательства по которым были начаты до 18 марта 2014 г. При этом среди уголовных дел, судебные слушания по которым были начаты до указанной даты, встречаются как дела, по которым отсутствуют основания для их возвращения прокурору в соответствии со статьей 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так и дела, по которым такие основания имеются.
Согласно ч. 1 ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации, запрещающих двойное вменение, компетентные органы не вправе возбуждать в отношении одного лица аналогичные по содержанию уголовные дела.
Уголовно - процессуальное законодательство РФ не наделяет следователя правом «перевозбуждать» по Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации уголовные дела, судебное разбирательство по которым начато до 18 марта 2014 года и находится на стадии судебного рассмотрения. Напротив, ч. 2 ст. 6 Федерального закона Российской Федерации № 91 - ФЗ устанавливает действительность этих дел и обязанность суда и правоохранительных органов продолжать производство по таким делам в соответствии с Уголовно - процессуальным кодексом Российской Федерации.
В соответствии с ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.
Согласно п. 1.3 Постановления Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1 - 8 постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» в связи с запросом Останкинского межмуниципального (районного) суда города Москвы и жалобами ряда граждан» [7], 
«Конституционному запрету повторного осуждения за одно и то же преступление и соответствующим международным обязательствам Российской Федерации корреспондирует закрепленный в Уголовном кодексе Российской Федерации принцип, в силу которого наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, и запрещается возложение уголовной ответственности дважды за одно и то же преступление (части первая и вторая статьи 6).
Это означает, что принцип «non bis in idem», как он установлен Конституцией Российской Федерации и регулируется уголовным законодательством Российской Федерации, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности».
Кроме того, согласно особому мнению судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова, указанному в Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г. № 3-П, по смыслу рассматриваемого принципа, невозможно проведение параллельно двух расследований и предъявление двух тождественных обвинений, как и назначение двух и более однородных наказаний за одно и то же деяние [7].
Исходя из содержания ч. 1 и ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также из содержания п. 1.3 Постановления Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г. № 3-П, факты, которые уже послужили основаниями для возбуждения уголовного производства в отношении лица по законодательству Украины, не могут являться основанием для повторных возбуждений в отношении этого лица уголовных дел по законодательству Российской Федерации. Обнаружить признаки состава преступления следователь может лишь единожды.
Следственные органы, органы прокуратуры, а также отдельные судьи Республики Крым и города федерального значения Севастополя, непосредственно осуществляющие двойное вменение, покрывающие его путем отказа в удовлетворении жалоб на постановления о возбуждении новых идентичных уголовных дел и способствующие, таким образом, формированию незаконной практики двойного вменения, обычно, не вдаваясь в глубокий правовой анализ законодательства и теории уголовного права и процесса, обосновывают двойное вменение следующим: 
1) тем, что уголовные дела, судебные разбирательства по которым начаты до 18 марта 2014 г., не являются уголовными делами, а лишь «материалами»;
2) тем, что дублируемые уголовные дела являются нетождественными друг другу по содержанию. В доказательство последнего обычно приводятся такие аргументы как увеличение в новых уголовных делах числа потерпевших, а также изменение размера причиненного преступлением ущерба. 
Однако указанные доводы необоснованны и незаконны на основании следующего.
Вышеуказанный первый аргумент, «обосновывающий» двойное вменение тем, что возбужденные в Украине уголовные производства, судебные разбирательства по которым начаты до 18 марта 2014 г., имеют статус «материалов», а не уголовных дел, несостоятелен в силу отсутствия существования в рамках украинского (и российского) уголовно - процессуального законодательства такой юридической категории как «материалы». 
Все возбужденные по законодательству Украины уголовные производства существовали в уголовно - процессуальной форме, тождественной по своему правовому значению и содержанию уголовно - процессуальной форме уголовных дел Российской Федерации. 
Более того, в соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона № 91 - ФЗ по ходатайству прокурора деяния подсудимого по уголовным делам, судебные разбирательства по которым были начаты до 18 марта 2014 г., подлежат переквалификации судом в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации, не ухудшающей положения подсудимого. Как видно, Федеральный закон № 91 - ФЗ не относит эту категорию уголовных дел к «материалам» (поскольку такой категории не существует), но, наоборот, обязывает произвести переквалификацию деяний подсудимого по Уголовному кодексу Российской Федерации, что, на наш взгляд, свидетельствует о признании законодателем уголовно - правовых категорий уголовного производства и уголовного дела как одинаковых по своему правовому значению и сути.
Что касается второго тезиса, выдвигаемого в обоснование возможности осуществления двойного вменения, следует отметить, что подобные аргументы являются искусственным способом создания видимости нового преступления и, соответственно, искусственных поводов и оснований последующего возбуждения уголовного дела. В этой связи необходимо отметить, что для исследуемой темы первостепенное практическое значение имеет сопоставление «дублируемых» следствием уголовных дел на предмет их содержательной тождественности. 
Для сопоставления уголовных дел по содержанию следует осуществить правильную квалификацию деяний, для чего необходимо проанализировать составы деяний не по формальным признакам, образующим понятие общего или конкретного составов преступления, а на более глубоком уровне - на уровне фактических составов сравниваемых уголовных дел. 
Вопрос фактического состава преступления относится к теоретическим глубинам уголовного процесса и имеет существенное практическое значение. Однако только некоторые учебники уголовного процесса содержат хотя бы упоминание об этой категории, не говоря уже о развернутом изложении ее сути. 
Понятие фактического состава преступления идентично понятию единичного, конкретного преступления. Это конкретный факт социальной действительности, корреспондирующийся с описанным в законе конкретным составом преступления. На ступени единичного конкретного преступления и фактического состава преступления данные понятия совпадают. Единичное преступление и фактический состав представляют собой реальные явления [8, 65]. По мнению Я.М. Брайнина, фактический состав - это явление действительности, находящееся в плоскости конкретной деятельности людей [9, 106].
Известный представитель советской уголовно - правовой школы А.Н. Трайнин, разработавший ряд важных положений по проблемам состава преступления, предостерегал от проникновения в уголовное право, а равно в его правоприменение, так называемого «формализма состава». Ученый отмечал, что состав преступления, несмотря на его конкретность, всегда носит обобщенный характер, охватывая не индивидуальные, а типичные черты. По его мнению, состав каждого преступления должен представлять собой перечень такого рода фактических признаков, которые, с точки зрения законодателя, в совокупности своей устанавливают общественно опасный характер данного действия. Только реальная жизненная оценка отдельных элементов состава преступления обеспечивает правильное понимание состава в целом [10, 29].
Представляется, что дальнейшие научные исследования фактического состава преступления будут способствовать предотвращению двойного вменения, практика которого повсеместно складывается в новых субъектах Российской Федерации. На наш взгляд, на всех стадиях уголовного судопроизводства одна из первостепенных задач защитника - это выявление и анализ совокупности обстоятельств, образующих фактический состав преступления, что является мощным инструментом разрушения искусственности при возбуждении новых тождественных уголовных дел.
Далее, решая вопрос о возбуждении нового уголовного дела, следует помнить о существовании составных частей одного преступления. Как указывает К.Б. Калиновский, выявление в процессе расследования по «основному» делу признаков нового преступного события, в том числе совершенного тем же подозреваемым или обвиняемым, влечет необходимость решения вопроса о возбуждении нового уголовного дела. При этом следует учесть, что вынесение отдельного постановления о возбуждении дела не требуется, если вновь обнаруженное преступное деяние является составной частью преступлений, по которым ранее уже было уголовное дело возбуждено [11].
Двойное вменение влечет за собой и другие нарушения уголовно - процессуального законодательства Российской Федерации. Одним из таких нарушений можно назвать применение к одному лицу, в отношении которого допущено двойное вменение, двух мер пресечения фактически за одно и то же деяние - в рамках непрекращенного уголовного преследования, судебное разбирательство по которому начато до 18 марта 2014 г., а также в рамках уголовного дела, возбужденного после указанной даты. Мера пресечения, примененная в рамках уголовного дела, судебное разбирательство по которому начато до 18 марта 2014 г., является действующей; Федеральный закон № 91 - ФЗ не устанавливает иного. 
Следует отметить, что в ст. 5 Федерального закона № 91 - ФЗ прямо установлена преемственность только двух мер пресечения - содержания под стражей и домашнего ареста. Однако отсутствие прямого указания закона относительно преемственности иных мер пресечения (подписки о невыезде, личного поручительства, поручительства общественной организации или трудового коллектива, залога, надзора командования воинской части), предусмотренных Уголовным процессуальным кодексом Украины и применявшихся на территориях новых субъектов Российской Федерации до 18 марта 2014 г., не означает, что эта преемственность отсутствует. Такое отсутствие прямого указания закона относительно преемственности иных мер пресечения является пробелом законодательства и порождает злоупотребления правоохранительными органами.
Подобное применение двух мер пресечения одновременно за одно и то же вменяемое лицу деяние, хотя и в рамках разных уголовных дел, нарушает требования ч. 1 ст. 97 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации.
Таким образом, если вновь возбужденные уголовные дела по своей фабуле (фактическому составу) полностью дублируют фабулу (фактический состав) возбужденного ранее (по законодательству Украины) уголовного производства, судебное разбирательство по которому начато до 18 марта 2014 г., это делает незаконным возбуждение новых уголовных дел при существовании непрекращенного аналогичного уголовного дела, а, следовательно, и делает незаконным применение двух мер пресечения за одно и то же вменяемое лицу деяние.
Двойное вменение наносит непоправимый вред личности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, несправедливо ломая человеческие судьбы. И профессиональный долг следователей, прокуроров, судей, защитников - общими усилиями формировать на территориях новых субъектов Российской Федерации практику применения уголовного и уголовно - процессуального законодательства, соответствующую требованиям Конституции Российской Федерации.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Федеральный закон Российской Федерации «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя» от 05 мая 2014 г. № 91 - ФЗ // Российская газета. - 2014. - 7 мая. 
2. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. - 1993. - 25 дек. 
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954. 
4. Федеральный конституционный закон «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» от 21 марта 2014 года № 6 - ФКЗ // Российская газета. - 2014. - 24 марта.
5. Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174 - ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921. 
6. Кримінальний процесуальний кодекс України // Відомості Верховної Ради України. - 2013. - № 9-10, № 11-12, № 13. - Ст. 88.
7. Постановление Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1 - 8 постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» в связи с запросом Останкинского межмуниципального (районного) суда города Москвы и жалобами ряда граждан» // Российская газета. - 2003. - 02 апреля.
8. Уголовное право России. Общая часть. Учебник // Под ред. В.П. Ревина. - М.: Юстицинформ, 2010. - 496 с. 
9. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М.: Юридическая література, 1963. - 275 с. 
10. Трайнин А.Н. Избранные труды / А. Н. Трайнин; сост. Н. Ф. Кузнецова. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. - 898 с.
11. Калиновский К.Б. Всегда ли следует возбуждать уголовное дело при обнаружении нового преступления или нового лица? // http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=CJI;n=35857.

 

 

 

Наш адрес: 299007, Севастополь, ул. Гоголя д. 45 (временно) Телефон: +7 (978) 113-87-47